Пермь. Зелёная линия

Пермь, Тур

Аудио

«Дом со львами» – здание комбината «Молотовуголь»
Выставочный зал г. Перми
Дом купца П. А. Попова
Дом купчихи М. М. Барановой
Дом пароходчика Мешкова – Пермский краевой музей
Духовная консистория (канцелярия Кафедрального собора)
Железнодорожный вокзал «Пермь I»
Набережный сад им. Ф. М. Решетникова
Пермская женская учительская гимназия
Речной вокзал
Скверик с паровозом
Скульптура Р. Исмагилова «Пермяк – соленые уши»
Спасо-Преображенский кафедральный собор – Пермская государственная художественная галерея
Торговая баня мещанки Е. П. Кашиной
Узел связи Камского речного пароходства
Часовня святого Стефана Великопермского

1. «Дом со львами» – здание комбината «Молотовуголь»

2. Выставочный зал г. Перми

3. Дом купца П. А. Попова

4. Дом купчихи М. М. Барановой

5. Дом пароходчика Мешкова – Пермский краевой музей

6. Духовная консистория (канцелярия Кафедрального собора)

7. Железнодорожный вокзал «Пермь I»

8. Набережный сад им. Ф. М. Решетникова

9. Пермская женская учительская гимназия

10. Речной вокзал

11. Скверик с паровозом

12. Скульптура Р. Исмагилова «Пермяк – соленые уши»

13. Спасо-Преображенский кафедральный собор – Пермская государственная художественная галерея

14. Торговая баня мещанки Е. П. Кашиной

15. Узел связи Камского речного пароходства

16. Часовня святого Стефана Великопермского

1. «Дом со львами» – здание комбината «Молотовуголь»

Еще недавно Пермский край был не только нефтяным, но и шахтерским краем.

Уголь добывали сразу в нескольких городах области. А в областном центре по проекту архитектора Чернова в 1946 году было построено здание комбината «Молотовуголь» – внушительное, массивное, четырехэтажное. В центральной части – колоннада, а на балконе верхнего этажа – гипсовые статуи работников угольной промышленности. Однако не гипсовые шахтеры стали приметой этого дома, а львы. Символы мощи и власти важно застыли по обе стороны от входа. Некоторые считают, что выглядят они совсем по-венециански. Здание с «львиным обрамлением» сразу после появления стало центром этой части набережной. Сначала предприятие, расположенное здесь, работало под эгидой областного совета народного хозяйства. А потом это был влиятельный Пермглавснаб, под этим названием и помнят дом современные пермяки.

.

2. Выставочный зал г. Перми

На этом небольшом участке Комсомольского проспекта любитель изобразительного искусства может провести несколько часов кряду.

Побродить по залам Пермской художественной галереи, где представлена русская и западно-европейская живопись, заглянуть в небольшую галерею «Марис-Арт», которая, по словам искусствоведов, «ввела в городе моду на пермских художников». И, наконец, зайти в Центральный выставочный зал. Он был открыт в 1976 году и сразу стал центром художественной жизни Перми и края. На площади 500 кв. метров в нескольких залах ежегодно проводится более 30 выставок. Еще примерно 50 организуется сотрудниками выставочного зала на других площадках города и края. Пермского зрителя знакомят и с местными художниками, и с мастерами из разных городов России и зарубежья, и с представителями актуального искусства из стран Европы и Америки. Однако пермяки приходят сюда не только посмотреть на искусство, но и поговорить о нем, обрести знания и единомышленников. Выставочный зал реализует интересные культурологические проекты, представленные выставками, арт-салонами и просветительской работой с детьми и молодежью.

3. Дом купца П. А. Попова

Один из самых старых пермских домов.

Место под застройку площадью 660 квадратных саженей было предоставлено купцу Петру Абрамовичу Попову в 1784 году. В 1790 году Петра Абрамовича избрали четвертым в истории Перми городским головой, однако к известности дома владельцы имеют опосредованное отношение. Их, скромных провинциальных почтенных граждан, затмило своим присутствием «светило русской бюрократии» – он же «отец русского либерализма» Михаил Михайлович Сперанский. В 1812-м, когда здесь уже поселился родственник Петра Абрамовича – Иван Николаевич Попов, опальный царедворец приехал в пермскую ссылку и поселился на втором этаже дома на ул. Монастырской. Он прожил в этой квартире всего три недели, однако за это время успел подружиться с хозяином, «умным, добродушным человеком, разорившимся купцом, весь капитал которого и состоял только в доме» (по воспоминаниям историка А. А. Дмитриева). 

До пожара 1842 года, ставшего водоразделом пермской архитектурной истории, домом владела еще одна колоритная личность. Пермский откупщик Иван Савельевич Дайнекович, зять знаменитого харьковского миллионера, винного откупщика Кузина, был страстным охотником. К дрессуре собак у него был собственный подход: несколько десятков своих борзых он держал впроголодь, для поддержания легкости тела. По словам Смышляева, собачки не раз в день угощали соседей таким адским концертом, который можно было выносить только в силу привычки и безысходности положения. 

После пожара дом был куплен и восстановлен известным уральским просветителем Михаилом Сведомским. Через некоторое время он с выгодой продал здание почтовому ведомству. В одной из маленьких комнат у своего дяди, который жил здесь, при почтово-телеграфной конторе, останавливался юный Федя Решетников, будущий известный писатель. 

После революции, в 20-х годах дом Попова был отдан во владение Камскому речному пароходству. В 70-80-е здесь находились советские конторы. Сейчас в нем располагаются несколько организаций. 

Здание охраняется как памятник истории и культуры 18 века.

4. Дом купчихи М. М. Барановой

О, сколько мечтаний, наверное, рожда- лось у тех, кто прогуливался мимо этого дома в конце 19 – начале 20 века! Ведь здесь располагалось множество магази- нов и мастерских.

Модницы присматривали обновки у скорняка Бровских, девочки заглядывались на кукол в магазине игрушек Белоглазова, лакомки ловили экзотические ароматы из «Колониальных товаров» Садриева. А самым большим арендатором было товарищество «Караван» по продаже чая и сахара. С тех пор, как россияне распробовали этот напиток, чаепитие стало любимым времяпрепровождением. Потому лавки и магазины, торговавшие чаем и кондитерскими изделиями, не жаловались на отсутствие покупателей. Но дом был известен не только оживленной торговлей. Часть комнат второго этажа сдавалась под квартиры, и в них жили, например, артисты антрепризы. Владела этим разнообразно наполненным особняком купчиха Мария Михайловна Баранова. Сама она торговала на Черном рынке (сейчас на том месте Сквер уральских добровольцев), а двух- этажное каменное здание, построенное архитектором Карвовским, сдавала в аренду. Ее муж, Григорий Иванович, торговал пряниками и кренделями, которые выпекались в собственном доме. В 1909 году верхний этаж дома Барановой был переоборудован под электротеатр «Модерн», открытый пермским купцом Александром Иосифовичем Кудряшовым и мещанином Троице-Сергиевского посада Московской губернии Александром Степановичем Рякиным, тогда здесь показывали немое кино. В советское время дом снова гостеприимно принимал в своих стенах любите- лей почаевничать и сытно поесть – в 1925 году в нем расположились чаеуправление, столовая и квартиры. Но уже в 1926 здесь разместили почтамт, в 30-е годы его сменил клуб речников им. Сталина. А сейчас пермяки знают бывший купеческий дом, скорее, по названию организации, в нем расположенной, – Земельная кадастровая палата по Пермскому краю.

5. Дом пароходчика Мешкова – Пермский краевой музей

Самое замечательное в архитектурном отношении здание во всей Перми – так отзывались современники пароходчика Мешкова о его доме.

Николай Васильевич купил этот участок земли в 1885 году, вместе с руинами сгоревшего в 1842 году особняка, созданного по проекту Свиязева. Здание, возведенное в стиле русского позднего классицизма, было перестроено молодым архитектором Турчевичем под влиянием модерна. Ясный и четкий силуэт, величественная асимметрия из- за уклона мостовой, роскошная изысканная лепнина – по желанию владельца этот дом строился так, чтобы быть лицом города для проплывающих на пароходах по Каме путешественников. 

Надо сказать, что Николай Васильевич Мешков, почетный гражданин Перми, вообще очень заботился о городе и горожанах. Именно он убедил власти в необходимости открытия в Перми университета. Мешков выделил на его основание 500 тыс. руб. и передал три корпуса Дома просветительных учреждений, построенного на его средства для камских водников. Он был щедрым благотворителем, помогал неимущим. Рассказывали, что Николай Васильевич, давая нужную сумму, говорил: «Спасибо, что доверились». Поддерживал революционеров всех мастей. Несмотря на четыре класса образования, слыл интеллектуалом и разносторонним человеком. Среди знакомых и гостей Николая Васильевича Мешкова были русские писатели Александр Иванович Куприн и Алексей Максимович Пешков, писавший под именем Максим Горький, знаменитый оперный певец Федор Иванович Шаляпин, книгоиздатель Иван Дмитриевич Сытин; большим другом Мешкова был русский физик, основоположник гидро- и аэродинамики профессор Сергей Алексеевич Чаплыгин. 

Между тем, в своем доме Николай Васильевич жил хотя и с комфортом, но довольно скромно, а верхний этаж отдал под контору пароходства. Часто предоставлял помещение для различных общественных собраний. Первая в истории Перми художественная выставка также прошла в стенах дома Мешкова. 

В советское время в разные годы в здании размещались штаб 3-й армии Восточного фронта, медицинский факультет университета, ресторан и гостиница «Урал», управление Камского речного пароходства. И только в 2008 году особняк снова стал средоточием ярких и интересных событий – в нем разместился Пермский краевой музей.

6. Духовная консистория (канцелярия Кафедрального собора)

Так получилось, что обитатели этого здания поочередно пеклись то о здоровье духа пермяков, то о здоровье тела.

Сначала в нем расположилась духовная консистория – канцелярия Пермской епархии, которая в течение 43 лет не имела собственного дома. Можно себе представить эмоции сотрудников канцелярии, когда консистория наконец-то переехала в двухэтажное оштукатуренное каменное здание, обнесенное красивой металлической решеткой на каменном фундаменте. 

В гражданскую войну, как пишет Е. А. Спешилова, здесь было «нечто вроде военной поликлиники. Выздоравливающие, которые числились не в лазарете, а при полку, были свободны от службы; они ежедневно являлись к врачу, ходили в полковой, а не в больничной одежде, и питались в полку». 

После медики уступили место архивистам, и вплоть до 1934 года здесь размещалось окружное архивное бюро. А вот затем на целых – или всего? – семь лет в этом доме воцарились музы. Сюда пере- ехал художественный техникум. 

Олегу Коровину, ставшему спустя годы известным пермским живописцем, здесь очень понравилось: «Прекрасное место над Камой. Дом – особняк с большим садиком. Уютно! К реке вел крутой и дикий спуск. На берегу ветхие сараюшки, баржи, лодки, якоря вросли в землю, чайки, высокое небо и гудки пароходов. Речной трамвайчик ходил на ту сторону, и там, на берегу, возле тополей мы купались иногда». 

Из этих стен вышли не только замечательные мастера живописи и графики, но и известные всей стране театральные художники-декораторы: народный художник России Г. А. Мясников (на киностудии «Мосфильм» оформил более 30 кинофильмов, среди которых «Гусарская баллада» и «Война и мир»), заслуженный художник России С. А. Серебренников (художник-постановщик фильмов «На семи ветрах», «Три тополя на Плющихе», «А зори здесь тихие», «Белый Бим Черное ухо», «И на камнях растут деревья», «Визит к Минотавру»). 

Во время войны здесь разместили военный госпиталь. А сейчас в здании бывшей консистории находится краевой врачебно-физкультурный диспансер.

7. Железнодорожный вокзал «Пермь I»

В начале 18 века здесь беспорядочно громоздились торговые лавки, а с 1745 года принимал продавцов и покупателей Гостиный двор. Так продолжалось, пока не пришло время соединить уральские города железной дорогой.

Целых три года понадобилось столичным чиновникам, чтобы принять решение о постройке Уральской горнозаводской железной дороги. И вот наконец строительство началось, и шло настолько быстро, насколько позволяли технические возможности того времени. В 1878 году пермскую набережную украсило нарядное, с островерхими башенками здание железнодорожного вокзала, построенного по проекту инженера-архитектора И. А. Быховца. Он же позднее строил железнодорожный мост через Каму и вокзал станции Пермь II. 

1 октября 1878 года состоялось торжественное открытие всей линии Уральской горнозаводской железной дороги от Перми до Екатеринбурга протяженностью в 468 верст. Первым управляющим дороги стал инженер Николай Степанович Островский. 

В книге Е. Спешиловой «Старая Пермь» есть воспоминания современников о внутреннем устройстве вокзала. Он делился на четыре секции: ресторан, зал ожидания для пассажиров 1 и 2 класса с мягкими диванами, зал ожидания для пассажиров 3 класса с жесткими диванами, а также билетные кассы и большой иконостас. Кто же отправлялся в путешествие, не помолясь на дорожку! 

Перед приходом и отходом поезда, о чем пассажиров извещал звонкий голос колокола, на перроне появлялись два важных человека: дежурный по станции в фуражке с красным верхом и дородный жандарм при всех своих регалиях. 

В первое время пассажирские поезда отходили с пермского вокзала ежедневно в 10 вечера, по одному каждые сутки. Прибывшим гостям открывался великолепный вид на Каму. Особо они отмечали, что нигде, кроме Перми, не устроено так удобно – для пересадки на пароход нужно было всего лишь перейти улицу. 

Сейчас здание вокзала станции Пермь I охраняется как памятник архитектуры.

8. Набережный сад им. Ф. М. Решетникова

«Пермь занимает удивительно счастливое место на Каме», – писал профессор Пермского университета А. Г. Генкель.

И, кажется, река во все времена была полноправным участником городской жизни и исторических событий. Потому сквер Решетникова, разбитый на высоком камском берегу, – одно из любимейших мест прогулок пермяков. Пусть и называли его в народе неромантично – Загон, Козий загон, у всех, даже самых степенных и строгих, он пробуждал поэтическое настроение: «Особенно хорош бывает вид Камы при закате солнца и в белые июньские ночи, когда темноты почти совсем не бывает. Красный огненный шар солнца погружается за горизонтом, на облаках красиво переливаются последние лучи заходящего солнца. На чистеньких беленьких пароходах, освещенных электричеством, толпы народа снуют взад и вперед» (В. С. Верхоланцев). А весной главным пермским праздником, собиравшим здесь толпы народа, была встреча ледохода. 

Сквер стал местом отдыха и раздумий опального секретаря Государственного совета Михаила Михайловича Сперанского. А с Антоном Павловичем Чеховым здесь приключился казус: когда он хотел попасть в сад, то калитка в плотном заборе не открылась из-за кучи снега… 

В 1882 году в саду начал играть оркестр, в 1907-м высадили липы и сделали красивую деревянную ограду. Тогда сад стал называться Набережным. Чуть позднее появился в нем ажурный теремок с красивыми башенками под старорусский стиль – летнее помещение Пермской биржи. До нашего времени он не сохранился. С 1985 года здесь стоит памятник Героям гражданской войны. 

Интересно, что когда в 1861 году пермская общественность попыталась переименовать сквер в Сад Багратиона, название не прижилось. А вот имя писателя-демократа Федора Решетникова теперь знакомо каждому пермяку. Оно было присвоено скверу в 1928 году.

9. Пермская женская учительская гимназия

Построенный для частной жизни, этот дом стал центром жизни просветительской и общественной.

Его возвели по проекту архитектора Попатенко в 1885 году для пароходчиков братьев Каменских. В 1900 году здание приобрели купцы Гавриловы и Поповы. На втором этаже они жили, а на первом сновали приказчики, выбирали товар покупатели – купцы торговали продуктами, меховыми и кожаными изделиями. Во дворе был большой каретный двор, а внизу – огромные подвалы для товаров (сейчас они засыпаны). 

В 1909 году здесь открылась женская учительская семинария. Она расположилась в восьми светлых комнатах и флигеле с двумя комнатами для служащих. На обучение приглашались представительницы всех сословий в возрасте от 14 до 20. В течение 4 лет воспитанниц готовили к нелегкой стезе сельской учительницы. О том, насколько важной считали всестороннюю подготовку педагогов, говорит тот факт, что девушек, которые не умели петь, в семинарию не принимали. Кстати, именно библиотека семинарии, которую создавали силами местной интеллигенции, стала основой фундаментальной библиотеки Института народного образования (будущего Пермского педагогического института). 

После революции подготовка сельских учительниц перестала быть актуальной, и в этих стенах начали обучать военных комиссаров. К счастью, недолго. Вернувшаяся в мирное русло жизнь потребовала новых учителей, и здесь открылся педагогический техникум, а перед войной – один из факультетов пединститута. И школьники потом здесь постигали разные науки, и Дом пионеров приглашал в кружки и секции… А сейчас в старинном доме, где дух просвещения живет почти с самого начала, поселился «Пермячок» – Дом детского творчества. Симпатичное название появилось благо- даря писателю Льву Давыдычеву, он когда-то хотел написать книгу о маленьком пермячке. Со старинных печей сняли толстые слои краски и открыли взгляду чудесные изразцы, сберегли лепнину и витражи, так что теперь здесь гармонично уживаются прошлое и будущее.

10. Речной вокзал

Здание Речного вокзала было возведено на месте старых жилых, торговых и рабочих построек.

Давным-давно здесь, на берегу Камы появилась первая незаводская улица Перми. Выстроились в ряд купеческие дома, а посреди улицы поставили деревянную часовню и деревянное двухметровое изваяние Иисуса в терновом венце. Жизнь в этом месте всегда кипела. Сама природа подготовила удивительно удобный берег для обустройства речных пристаней. Их было немало, сначала для дел купеческих-торговых, а затем и для пассажирского сообщения. В 1858 году компания «Кавказ и Меркурий» организовала регулярное движение по Каме пассажирских судов. По воспоминаниям путешественников, первые пароходные путешествия неизменно проходили в прожженной одежде – трубы страшно чадили и пускали снопы искр. Но пароходчики всерьез озаботились комфортом пассажиров и совершенствованием техники. И. И. Любимов, которого за деловые качества прозвали «русским американцем», на собственном судостроительном заводе построил 50 совершенных по тем временам судов. Здание в стиле «сталинского ампира» по проекту известного советского архитектора А. З. Гринберга было построено в 1940 году. По своим размерам, архитектурной новизне и удобствам пермский Речной вокзал считался одним из лучших в стране. В войну в здании вокзала обустроили гостиницу, в которой жили эвакуированные, в том числе видные деятели культуры и искусства. В 1990-е, когда пассажирские речные перевозки почти прекратились, в Речном вокзале торговали, потом и вовсе закрыли. От окончательного разрушения здание спасла идея разместить в нем музей современного искусства. 

11. Скверик с паровозом

Этот паровоз сейчас, когда в мире появились скоростные поезда, и даже российские электрички приобрели относительно современный облик, кажется древним ископаемым.

А между тем маневровый танк-паровоз 9П выпускался даже не в царской России, а в Советском Союзе. Первый появился в 1935 году, последний собрали в 1957-м. Один из трудяг, перевезших несметное количество грузов и граждан, остался на обозрение современной публике и на радость детворе. Рядом со старинным зданием вокзала Пермь I он выглядит очень органично, и, кажется, вот-вот издаст бодрый гудок…

12. Скульптура Р. Исмагилова «Пермяк – соленые уши»

«Самый странный памятник России» – по версии журнала «Русский мир». Самый веселый памятник Перми – по мнению горожан и гостей города.

«Пермяк – солены уши» – это поговорка, отлитая в бронзе. Есть несколько версий о том, откуда появилась эта поговорка; одна из них связана с пельменями – национальным блюдом пермяков. Они ведь тоже напоминают своей формой ухо. Однако наиболее вероятная связана с соляными промыслами Верхнекамья. 

Первые варницы заработали в 15 веке и снабжали солью Россию почти 200 лет. Соль как единственный в то время консервант была величайшей драгоценностью. Мешки с солью, в каждом по 60-80 кг, на баржи грузили наемные соленосы. Они носили тяжкий груз на головах, по 11 часов в день. Соль разъедала кожу на ушах, они становились красными… И если такой человек где-нибудь в кабаке снимал шапку, всем становилось понятно – «Пермяк солены уши пришел!». Википедия посчитала это прозвище одной из основ региональной идентичности жителей края. Название «Соленые уши» носит ежегодный краевой фестиваль юношеских команд знатоков. Эта поговорка оставила свой след и в литературе. В детстве Алешу Пешкова, будущего писателя Максима Горького, дед звал «пермяк – солены уши». Наверное, потому, что отец Горького несколько лет жил в Перми у своего крестного. Сам писатель тоже бывал в Перми подростком, когда служил на пароходах «Добрый» и «Пермь». Эта скульптура, придуманная и воплощенная в бронзе и граните Рустамом Исмагиловым, стала настоящей достопримечательностью. И теперь «пермские соленые уши» можно увидеть в частных фотоальбомах разных городов России и мира.

13. Спасо-Преображенский кафедральный собор – Пермская государственная художественная галерея

Совсем недавно Пермь снова обрела Соборную площадь. Сначала ей вер- нули название, а в 2009 году провели реконструкцию.

Она и в самом деле удивительным образом собрала все, что можно назвать знаковым для Перми. С одной стороны открывается потрясающий вид на Каму, с другой – уходит к центру города живая лента Комсомольского проспекта. На кипящий поток людей и машин смотрит святитель Николай – эту скульптуру подарило горожанам Пермское землячество в Москве. Ограничивают площадь два здания. В одном, построенном в 1831 году, когда-то размещалась Духовная семинария. Несмотря на догматизм и рутину преподавания, она выпустила много образованнейших людей, приверженцев свободолюбия и науки. Были даже попытки распространения семинаристами революционно-демократических идей. Из стен семинарии вышли изобретатель радио Александр Степанович Попов, писатели Павел Петрович Бажов, Михаил Андреевич Осоргин, Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк. В советское время здесь работала военная школа авиационных техников, самый известный ее выпускник – Александр Покрышкин, трижды Герой Советского Союза, в годы войны сбивший 59 фашистских самолетов. А с 1962 года в этом здании расположилось Пермское высшее военное командно-инженерное краснознаменное училище ракетных войск им. маршала Чуйкова, впоследствии Пермский военный институт ракетных войск, закрытый в 2003 году. А напротив – устремляется к небу колокольня Спасо-Преображенского собора. Его сложили из камней разобранного Пыскорского монастыря, основанного в 16 веке. Автором проекта, возможно, был знаменитый М. Казаков, построивший Петровский дворец и здание Московского университета на Моховой. Высота колокольни составляла 67 метров. Но в годы гражданской войны в нее попал снаряд, верхний этаж сгорел, а восстанавливать не стали. Стены собора – двухметровой толщины, а декоративные элементы, проработанные как будто небрежно, рассчитаны на восприятие с далекого расстояния. И в самом деле, собор долгое время был архитектурной доминантой Перми. Первое, что открывалось путешественнику, увидевшему город с правого берега, была колокольня Спасо-Преображенского собора. Сейчас здесь находится знаменитая Пермская художественная галерея, а под куполом здания размещена уникальная коллекция пермской деревянной скульптуры. Если у городов бывает сердце, то сердце Перми наверняка находится здесь, на Соборной площади.

14. Торговая баня мещанки Е. П. Кашиной

Это здание в свое время было украшением Монастырской улицы, хотя назначение имело весьма бытовое.

В 1874 году Василий Петрович Кашин от имени жены Екатерины Павловны подал заявку в городскую управу «на устройство водопровода и установку паровой машины для бани на Монастырской, 19». Тогда дом был еще одноэтажным. В 1904 году его надстроили вторым этажом. Здание стоит ниже тротуара, на втором этаже – рельефная каменная кладка, художественно выполненный чугунный парапет, чердачный этаж – в виде мезонина. 

В дореволюционной Перми на каждые 10 тысяч человек приходилась одна общественная (тогда их называли торговыми) баня. Причем в каждом третьем дворе была своя баня. Кашинская – одна из старейших и единственная, дошедшая до нашего времени. Реклама начала века зазывала в «общие бани женские и мужские и 7 номеров пермской мещанки Е. П. Кашиной. Номер от 50 коп. до 1 руб. за час с семейства. Общие – 10 коп. Для солдат ежедневно, кроме субботы – 2 коп.». 

Кстати, с этой баней связано и появление первого в Перми фонтана. Тогда же, когда происходило обустройство моечных отделений, был протянут водопровод из Камы. Вода из него поступала и в баню, и в устроенный на набережной фонтан – с кранами и бассейном на 824 ведра. 

В годы войны Кашинская баня выполняла важную социальную функцию. Эвакуированные приезжали в Пермь после многодневного пути в теплушках. Не хватало мыла, стирать было нечем, жителей одолевали вши. В бане устроили санпропускник, через который проходили все приезжающие в город. 

Своих детей у Кашиных не было, они усыновили мальчика Николая и дали ему медицинское образование. Внуки и правнуки его и сейчас живут в Перми.

15. Узел связи Камского речного пароходства

Улицу, на которой находится это здание, с самого начала существования ждала нелегкая судьба быть постоянно названой по-новому. Первоначально ее называли Береговой, потом она стала Набережной. Начиналась от речки Егошихи, заканчивалась возле ул. Сибирской и была односторонней. В конце 18 века ее переименовали в Монастырскую, и от ул. Сибирской она стала двусторонней.

В советское время Монастырскую назвали Трудовой, и вполне закономерным стало здесь появление множества контор различных советских организаций. Самым крупным, конечно, было Камское речное пароходство. Оно помещалось в доме Мешкова, а для узла связи пароходства и некоторых других отделов в 30-е годы выстроили собственный дом в стиле конструктивизма, из монолитного бетона. А в 1937 году улица вновь сменила имя – в честь советского государственного и партийного деятеля Григория Константиновича (Серго) Орджоникидзе. С окончанием советского периода у дома поменялся владелец. Связисты уступили место банкирам и промышленникам. А здание своим стилем так и напоминает об «эпохе великих свершений».

16. Часовня святого Стефана Великопермского

Удивительное дело, но в действительности столь чтимый у нас Стефан Великопермский в Перми не был.

Точнее, не был в тех землях, на которых располагается современный Пермский край. Его миссионерские старания привели к христианству Пермь Вычегодскую. Святителя Стефана сравнивают с Кириллом и Мефодием. Он создал зырянскую аз- буку, перевел церковные книги на язык коми-зырян, возглавил вновь созданную Пермскую епархию. Без сомнения, все это послужило распространению христианства и на земли Перми Великой. Потому-то здесь и считают святого Стефана своим крестителем. Тем более что просветительские идеи его служения отражены в пермском гербе – серебряный медведь с золотым евангелием под крестом на спине. Эта краснокирпичная часовня под восьмигранным шатровым куполом была воздвигнута на средства горожан – Пермского православного святого братства св. Стефана. Ее освятили в год 500-летия начала его служения, в 1887-м. А в 1920 году здесь открылся клуб «Эсперо». Энтузиасты всеобщего языка эсперанто мечтали о братском союзе с пролетариями всех стран. «Бабилоно, бабилоно, алта диа доно…» Этот клуб и загадочные события, связанные с ним, легли в основу романа «Казароза» Леонида Юзефовича, нашего земляка. Как и святой Стефан, певица Зинаида Казароза, реальный исторический персонаж, никогда не бывала в Перми. Однако теперь ее имя навсегда связано с нашим городом и новой городской легендой, по которой эта «плясунья с голосом райской птицы» погибла 1 июля 1919 года на вечере в честь годовщины освобождения города от колчаковцев, в здании часовни святого Стефана Великопермского. Позже в часовне размещали школу, детский сад… Сейчас в ней снова идут службы, а в пристрое работает религиозно-просветительский центр.

Расскажи друзьям:

Интерактивная карта Онлайн консультант Наверх