Маршрутами Великой Северной экспедиции

, Тур

Аудио

«…град Кунгур стоит на красовитом месте…»
Академический отряд
Алексей Ильич Чириков
Беринг в Екатеринбурге
Ботанический сад Соликамска и Вторая Камчатская экспедиция
Ваксель и Лассиниус
Василий и Татьяна Прончищевы
Витус Йонассен Беринг
Вторая Камчатская экспедиция Беринга в Осе
Значение Великой Северной экспедиции
Исследования Кунгурской Ледяной пещеры
Общая информация о Второй Камчатской экспедиции
Пушки для Второй Камчатской экспедиции
Соликамск – российская солонка
Участники Второй Камчатской экспедиции в Соликамске
Экспедиция Беринга в Кунгуре

1. «…град Кунгур стоит на красовитом месте…»

2. Академический отряд

3. Алексей Ильич Чириков

4. Беринг в Екатеринбурге

5. Ботанический сад Соликамска и Вторая Камчатская экспедиция

6. Ваксель и Лассиниус

7. Василий и Татьяна Прончищевы

8. Витус Йонассен Беринг

9. Вторая Камчатская экспедиция Беринга в Осе

10. Значение Великой Северной экспедиции

11. Исследования Кунгурской Ледяной пещеры

12. Общая информация о Второй Камчатской экспедиции

13. Пушки для Второй Камчатской экспедиции

14. Соликамск – российская солонка

15. Участники Второй Камчатской экспедиции в Соликамске

16. Экспедиция Беринга в Кунгуре

1. «…град Кунгур стоит на красовитом месте…»

«…град Кунгур стоит на красовитом месте…», - писал Семён Ремезов.

Участники Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга, конечно, были знакомы с его трудами. Ремезов - первый географ, картограф и историк Сибири. Он в 1703 году был направлен из Тобольска для составления «Чертежа города Кунгура и посадов». Зимой 1733/34 года экспедиция Беринга проследовала через Урал, задержавшись в Осе и недолго в Кунгуре в ожидании санного пути. Можно ли сегодня в облике старинного провинциального города разглядеть Кунгур, каким увидели его Витус Беринг и Иоганн Гмелин? 

Если смотреть на Кунгур с высоты птичьего полета или, еще лучше, из корзины воздушного шара, которые десятками взмывают в небо над городом ежегодно в начале лета, можно понять, почему картограф Ремезов, описывая расположение Кунгура, отметил не только особенности рельефа, но и его необыкновенную живописность. С высокого мыса при слиянии рек Сылвы и Ирени открывается прекрасный вид на отроги Уральских гор, леса и долины рек. В Кунгуре сливаются три реки – Сылва, Ирень и Шаква, образуя своеобразную природную чашу. Этот высокий мыс и стал местом строительства крепости – острога, который был заложен в 1663 году по указу царя Алексея Михайловича. Участники Великой Северной экспедиции в 1733 году увидели деревянные крепостные стены высотой в три сажени, в стенах было восемь башен. Внутри острога находились казенные строения – воеводский дом и канцелярия, тюрьма, таможенная изба, оружейный склад. Центральную площадь крепости занимал великолепный каменный Благовещенский собор. Он был взорван в 1930-е годы. Даже сегодня самые высокие здания Кунгура – это храмы. В начале XVIII века почти все они были деревянными. Сооружение каменных храмов требовало больших средств. Чем же зарабатывали тогда себе на жизнь кунгуряки? Об этом рассказывают книги Кунгурской таможни начала XVIII века. Одним из главных занятий, наряду с земледелием и ремесленничеством, была торговля. Из Казани, Вятки и Нижнего Новгорода везли для продажи товары. Ткани, обувь, посуду, кованые изделия и хлеб, который тогда в достаточном количестве в окрестностях Кунгура не выращивали. Это продолжалось недолго. Плодородные земли давали высокие урожаи, хлебный рынок Кунгура стал одним из крупнейших на Урале. Недаром на гербе города, принятом в конце XVIII века, изображен рог изобилия с колосьями разного хлеба. Герб сегодня установлен на здании самого большого магазина – Гостиного двора, построенного в форме каре на месте старого острога. 

Сегодня одна из главных достопримечательностей Кунгура – это Ледяная пещера. Члены экспедиции посещали пещеру, которую, как пишет Гмелин, «имеют привычку осматривать все любопытные путешественники». Правда, в отличие от сегодняшних экскурсантов, им пришлось в ней долго плутать и даже ползти на четвереньках. 

Великая Сибирская экспедиция, посетившая Кунгур по пути на Дальний Восток, показала всей России, что этот путь намного удобнее и короче, чем старый Бабиновский тракт через Соликамск. Дорога стала популярной. Здесь было организовано почтовое сообщение, по ней пошли обозы с сибирской пушниной, товары из Китая, поехали иностранные посольства и научные экспедиции. Кунгур вскоре стал центром провинции, богатого торгово-транспортного региона.

2. Академический отряд

Сухопутный Академический отряд Великой Северной экспедиции выехал из Петербурга в начале августа 1733 года. Его возглавлял действительный член Петербургской академии наук профессор Герхард Фридрих Миллер.

Он направлялся в Сибирь в качестве историографа экспедиции. Еще одним руководителем был натуралист Иоганн Георг Гмелин. В конце октября 1733-го отряд прибыл в Казань, где начал организацию метеорологических наблюдений. В конце декабря 1733 года отряд добрался до Екатеринбурга. Там производились наблюдения за температурой и давлением воздуха, ветром, атмосферными явлениями, полярными сияниями. 

В январе 1734 года академический отряд прибыл в Тобольск. Оттуда отряд по Иртышу добрался до Омска. Затем посетил Ямышевскую крепость, Семипалатинск и Усть-Каменогорск. Миллеру и Гмелину руководитель экспедиции Беринг разрешил продолжать путешествие самостоятельно. Миллер помимо архивной работы занимался археологическими раскопками, Гмелин – организацией метеорологических наблюдений. По пути путешественники изучали флору и фауну, собирали коллекции редких растений, проводили геологические исследования. Зимой и весной 1735 года ученые посетили Енисейск, Красноярск, Иркутск. Переправились через Байкал и побывали в Селенгинске и Кяхте. Летом того же года отряд побывал в Читинском остроге и в Нерчинске, где исследовал древние памятники, могильные курганы и рудные копи. 

Осенью 1735 года отряд вернулся в Иркутск. Для исследования Камчатки руководители экспедиции отправили Степана Крашенинникова. Который, как писал Гмелин, «во всех отношениях отличался от своих собратьев трудолюбием и желанием всё порученное ему точно выполнить и добрая воля которого была нам известна благодаря многочисленным испытаниям». В Охотске и Якутске изысканиями занимались Иоганн Фишер и Якоб Линденау. Миллер и Гмелин путешествовали по Сибири, пока им не разрешили вернуться в Петербург в 1743 году. 

Исследования Академического отряда продолжались 13 лет. Труды ученых положили начало изучению истории и природы Сибири. Были собраны обширные материалы по географии, геологии, ботанике, зоологии и этнографии севера Сибири и Дальнего Востока. Эти научные данные легли в основу ряда фундаментальных трудов ученых Академии наук.

3. Алексей Ильич Чириков

Алексей Чириков родился 13 декабря 1703 года в селе Лужном Тульской губернии. Весной 1721 года состоялся 1-й выпуск учащихся Морской Академии. В числе ее первых студентов был и Алексей.

На «досмотрении приращенных знаний» присутствовал сам Петр I. Чириков обнаружил столь блестящую подготовку, что восхищенный царь тут же пожаловал его в унтер-лейтенанты, минуя чин мичмана. С тех пор в адмиралтейских кругах Чирикова стали называть «ученым моряком». 

В 1725–1730 годах Чириков в чине лейтенанта принимал участие в 1-й Камчатской экспедиции Витуса Беринга. На всем пути от Петербурга до Охотска Алексей Ильич определил 28 астрономических пунктов. Это позволило впервые выявить истинную широтную протяженность Сибири, а значит, и северной части Евразии. 

С помощью Беринга и Чаплина Чириков составил итоговую карту плавания. Позже эту карту использовал знаменитый мореплаватель и первооткрыватель Джеймс Кук. Англичанин писал, что «наблюдения его так точны и положение берегов означено столь правильно, что с теми математическими пособиями, какие он имел, нельзя было сделать ничего лучше. Широты и долготы его определены так верно, что подобно сему удивляться…». 

В 1733 году Чириков был назначен во 2-ю Камчатскую экспедицию. Весной она двинулась через Тверь, Москву, Казань на восток. Пройдя Сарапул и Сайгатку (ныне город Чайковский), участники основного состава в конце сентября прибыли в Осинскую слободу. В Осе отряд почти на полтора месяца задержался, готовясь к дальнейшему походу в Сибирь. Уже тогда Алексей Чириков был вторым лицом в экспедиции после капитан-командора Беринга. В сентябре 1740 года началось их плавание из Охотска к берегам Камчатки. В июне 1741 года Чириков и Беринг направили корабли в сторону Америки. Вскоре они потеряли друг друга в тумане. После этого Чириков повернул свой пакетбот «Святой Павел» на восток и 15 июля достиг берегов Америки. За время этого путешествия Алексей Ильич открыл полуостров Кенай и несколько островов из Алеутской цепи. Благодаря флотоводческому искусству Чирикова «Святой Павел» сумел возвратиться на Камчатку и продолжить поиски не вернувшегося корабля «Святой Петр». 

В марте 1746 года Алексей Чириков прибыл в столицу. Он участвовал в составлении итоговой карты русских открытий в северной части Тихого океана и около года возглавлял Морскую академию в Санкт-Петербурге. 7 сентября 1747 года Чирикову был пожалован чин капитан-командора. Его перевели в Москву, где он руководил Московской конторой Адмиралтейств-коллегии. 24 мая 1748 года Алексей Ильич Чириков скончался от туберкулеза и последствий цинги. 

На современной географической карте значатся 4 мыса Чирикова. Два из них - на российской территории, один – на японском острове Кюсю, и один - на территории США. Есть еще остров Чирикова у побережья Аляски и подводная гора в Тихом океане, именуемая банкой Чирикова.

4. Беринг в Екатеринбурге

Столица Урала и главный город Свердловской области Екатеринбург в своем облике сочетает памятники разного времени. Большая часть сохранившихся старых зданий построена в XIX – начале XX века. Это купеческие особняки, храмы, дома учреждений. Но есть в городе памятные места, которые существуют с самого рождения города в 1723 году или с первых лет его жизни.

Руководитель Великой Северной экспедиции капитан-командор Витус Беринг, дожидаясь установления санного пути в Осе и Кунгуре, написал немало писем Вильгельму де Геннину. Генерал-майор был начальником Уральских и Сибирских горных заводов. В фонде Уральского горного правления архива Свердловской области сохранилось более двадцати писем Беринга. На Екатеринбургских заводах необходимо было отлить якоря, чугунные и медные пушки, котлы. Для успешной работы Камчатской экспедиции нужно было направить на Дальний Восток специалистов-металлургов. Де Геннину также предписано было позаботиться о бесперебойной работе вновь построенного Ангарского железоделательного завода. Его продукция требовалась для экспедиции. Работы эти предстояло выполнить уральским мастеровым. Еще в сентябре 1733 года управитель Ягошихинского завода капитан Юхан Берглин встретил у камских берегов экспедицию на шести судах. Он устно уведомил командора: генерал Геннин надеется на знакомство и хочет уточнить кое-что по Ангарскому заводу. Беринг был удивлен, ведь до океана еще немало тысяч верст. Однако вопреки расстояниям указы Берг-коллегии по подготовке экспедиции выполнялись. 

В самом центре Екатеринбурга находится плотина бывшего железоделательного завода, сооруженная при его строительстве в 1723 году. Как и на многих уральских заводах начала XVIII века, строительством Екатеринбургского руководил Василий Никитич Татищев. Недалеко от плотины, или «Плотинки», как называют ее жители города, находится памятник Татищеву и де Геннину, основателям города. Река Исеть, перегороженная плотиной, образует пруд – его воды приводили в действие механизмы завода. Плотина сооружена из уральской лиственницы, которая каменеет от воды. Завод был окружен крепостными стенами для защиты от набегов башкир и вогулов. На горе видна водонапорная башня начала XX века. Это бывшая территория Монетного двора, который в начале XVIII века отливал своеобразные деньги – медные платы. Их номинал равнялся стоимости металла. Так, плата номиналом 1 рубль весила более полутора килограммов. Сегодня на месте Екатеринбургского железоделательного завода создан Исторический сквер. Он дает представление о том, как выглядели уральские города-заводы в начале XVIII века и каким увидели Екатеринбург участники Камчатской экспедиции. 

17 ноября 1733 года Беринг приехал в Екатеринбург. Гостей разместили по лучшим обывательским домам и чествовали на торжественном обеде в Главном командирском доме. Полторы недели топилась торговая баня, а вечерами участники экспедиции собирались на квартире старшего молотового мастера англичанина Рамфельта. Все дела по оснащению экспедиции и работе железоделательного завода в Ангарске командор обсуждал с де Генинным в здании канцелярии Обер-бергамта. Это первое каменное здание Екатеринбурга сохранилось, позднее было перестроено. Сегодня в нем находится Уральская государственная консерватория имени Мусоргского. 

Посещение Екатеринбурга участниками Второй Камчатской экспедиции зимой 1733 года имело огромное значение для ее дальнейшей работы. Здесь были изготовлены необходимые изделия из металла, пополнены запасы продовольствия. Уральские рабочие обеспечили экспедицию пушками, якорями, котлами. Мастеровые отправились на Дальний Восток для строительства там металлургических заводов – первых в Восточной Сибири. А экспедиция Беринга по санному пути взяла курс на Тюмень.

5. Ботанический сад Соликамска и Вторая Камчатская экспедиция

В 30-х годах XVIII века в селе Красном близ Соликамска был заложен первый в России приватный ботанический сад. Его создатель – Григорий Акинфиевич Демидов из династии известных уральских заводчиков. Он был не только крупным предпринимателем, но и серьезно занимался ботаникой.

В своем саду Григорий Акинфиевич построил оранжереи, собрал почти все интересные растения на Урале, а после – и заморские диковинки. Сад поражал очевидцев. К 1740 году Демидов уже активно переписывался и обменивался саженцами с аптекарскими огородами Москвы и Санкт-Петербурга. А в декабре 1742 года в Соликамск прибыли руководители Академического отряда Великой Северной экспедиции – профессора Иоганн Гмелин и Герард Миллер. В путевых заметках Гмелина написано: «Нам было приятно общение с местными жителями, многие из которых привычны к тесному общению. Особенно нас привлекла вежливость и дружелюбие господина Демидова, один из достойнейших сыновей статского советника господина Демидова». Гмелин отметил учтивость жены и похвальное воспитание детей. И, конечно, восхитился ботаническим садом. «Он так же большой любитель естественных наук, особенно науки о растениях, большое количество которых он не только сушит в бумагах, но и содержит изящный сад, который стоит ему немалых расходов; и в котором для этой страны есть поистине королевская оранжерея», – писал Иоганн Гмелин в дневнике. 

В апреле 1746 года в Соликамск приехал последний участник Второй Камчатской экспедиции – Георг Стеллер. Он вез с собой 80 видов сибирских растений. И, поскольку наступила весна, ему непременно нужно было высадить растения в грунт, чтобы коллекция не погибла. На счастье, именно в селе Красное оказалась подходящая площадка для сохранения растений – «королевская» оранжерея Демидова. Для Григория Акинфиевича настал период самого насыщенного и активного времени. Вдвоем со Стеллером они совершили путешествие до реки Чусовой, до самых Уральских гор. На маршруте в две тысячи двести верст они изучали растительный мир Прикамья. 

Стеллер почти три месяца прожил в Соликамске. За это время ученый привел в должный научный порядок весь ботанический сад, определил растения, семена, помог обрести систему большому гербарию, завел специальные книги учета с краткой характеристикой каждого растения, таблички на грядках, в аллеях и теплицах сада. Стеллеру понравилась демидовская коллекция местных уральских растений-эндемиков, уже тогда было ясно, что именно в этом направлении должны сосредотачиваться усилия лучших ботанических садов. 

После смерти Стеллера Демидов передал Академии наук коллекцию из 80 сибирских растений, сохраненных в его оранжерее. Встреча со Стеллером побудила Демидова начать переписку с основателем системной ботаники Карлом Линнеем. С 1748 по 1760 год шло их общение и обмен материалами. Линней разбирал и систематизировал гербарии Демидова, посылал ему большие партии семян американских растений. Еще большее количество растений отправлял в Швецию сам Демидов. 

После смерти Демидова в 1761 году село Красное вместе с ботаническим садом перешло старшему сыну Александру. Тот продал наследство в 1772 году. Возможно, перед этим часть садовых культур Александр Григорьевич вывез в свои сады в Соликамске и Сысерти. Что-то Демидовы до продажи имения могли передать старшему брату Григория Прокофию в Нескучный сад, а также вывезти в свои имения.

6. Ваксель и Лассиниус

В составе почти всех военных и исследовательских операций XVIII века было много иностранцев, в частности – шведов. В том числе и во Второй Камчатской экспедиции.

Среди ее участников наиболее примечательны характеры и судьбы Свена Вакселя и Питера Лассиниуса. Оба шведа отличались самоуверенным характером. Но первого ждала блестящая военная карьера, а второго – бесславная кончина. 

Свен Ваксель родился в 1701 году в Стокгольме. На российскую службу поступил волонтером. В 1733 году был назначен во 2-ю Камчатскую экспедицию в чине лейтенанта на должность штурмана. Ваксель стал одним из главных действующих лиц экспедиции и единственным, кто принял в ней участие с самого начала и до конца. Об уверенности Свена в собственных силах немало говорит тот факт, что он взял с собой в плавание 10-летнего сына. Тот, кстати, благополучно выдержал все испытания. После смерти Беринга 8 декабря 1741 года Ваксель принял команду над экспедицией как старший офицер. Из частей полуразрушенного корабля «Святой Петр» начали строить новое, небольшое судно, также названное «Святым Петром». Среди офицеров и штурманов не нашлось специалиста-судостроителя, а все трое корабельных плотников умерли от цинги. За дело взялся красноярский казак Савва Стародубцев. Он был простым рабочим во время постройки экспедиционных судов в Охотске. Однако казак, возглавив бригаду из 20 моряков, благополучно справился с задачей. Ваксель писал, что ему «едва ли удалось бы справиться с делом без помощи Стародубцева». По представлению командора Стародубцев был награжден званием сына боярского. 

После возвращения из экспедиции Свен Ваксель передал в Адмиралтейств-коллегию обстоятельный отчет об экспедиции, в котором было зафиксировано открытие русскими побережья Аляски. Умер Ваксель 14 февраля 1762 года. Его именем названы мыс в море Лаптевых и мыс на острове Беринга. 

Питер Лассиниус родился в Швеции, примерно в 1700 году. На русскую службу он поступил в 1725-м. В 1733 году Лассиниус назначен начальником Ленско-Камчатского отряда Великой Северной экспедиции. Питер должен был исследовать северные берега Азии от устья Лены до устья Колымы. Его путь лежал через Кунгур в Тобольск и далее по Лене. 7 августа 1735 года бот «Иркутск» под началом Лассиниуса вышел в море Лаптевых, но льды вынудили его повернуть. В устье реки Хараулах отряд встал на зимовку. Лассиниус распорядился построить длинный барак. Отдельно построили баню. Место для жилья командир выбрал неудачно – оно было низким и сырым. После сильных северных ветров вода поднялась и зимовье затопило. Ситуация всё ухудшалась. Лассиниус был груб и непримирим. Уже в самом начале он приказал вдвое уменьшить и без того скудные нормы питания, что вызвало бунт в отряде. Положение усугубилось конфликтом с унтер-офицером Росселиусом, который торговал судовыми запасами сухарей. Командиру объявили «слово и дело», что означало отстранение от должности. Матросы предложили принять командование штурману Василию Ртищеву. Пришли к решению восстановить нормы питания и арестовать Росселиуса. Однако положение было уже не спасти. «От тесноты покоев и малого движения люди все подверглись цынготной болезни, которая к весне так усилилась, что большая часть служителей лишилась жизни, да и сам командир лейтенант Лассиниус, долго страдая цынгою, также умер». Он скончался первым из команды – 19 декабря 1735 года. Именем Лассиниуса названы мыс и полуостров в море Лаптевых. 

Так одна и та же черта характера – самоуверенность – привела одного героя экспедиции к успеху, а другого – к трагической гибели. Людей проверяла на прочность сама природа.

7. Василий и Татьяна Прончищевы

Василий Прончищев родился в 1702 году в селе Богимово Тарусского уезда Калужской губернии. Окончил Морскую Академию в звании гардемарина. В январе 1733 года Прончищев одним из первых был включён в списки участников Второй Камчатской экспедиции. Его назначили начальником Ленско-Енисейского отряда. Команде предписывалась картография побережья Северного Ледовитого океана от устья Лены до устья Енисея.

Татьяна Прончищева в девичестве носила фамилию Кондырева. Она родилась между 1710 и 1713 годами в селе Березове Алексинского уезда. По одним данным, Василий и Татьяна были знакомы с детства, так как усадьба отца Василия Прончищева располагалась неподалеку от Березова. По другим – они познакомились после переезда Кондыревых на остров Котлин. 20 мая 1733 года Татьяна и Василий в одном из родовых сёл сыграли свадьбу. В июне молодожены переехали в Москву, а уже через несколько дней отправились в составе экспедиции в Сибирь. Они ехали через Нижний Новгород, Казань, Сарапул и остановились в конце сентября в Осинской слободе. Там они полтора месяца вели подготовку к дальнейшему путешествию на Таймыр. 

Татьяна Прончищева принимала участие в экспедиции скрытно. Она не упоминается в рапортах своего мужа и штурмана Челюскина. Руководители экспедиции Беринг и Чириков тоже не писали о Татьяне. Даже запись о смерти в вахтенном журнале дубель-шлюпки «Якутск» не упоминает ее личного имени. В августе 1736 года Прончищевы достигли Хатангского залива. Затем они направились вдоль восточного берега Таймыра на север, пока путь им не преградили тяжелые льды. Василий Прончищев был вынужден лечь на обратный курс, чтобы вернуться к зимовью в устье Оленёка. 29 августа Василий на шлюпке отправился на разведку и сломал ногу. Вернувшись на судно, он потерял сознание и вскоре умер от синдрома жировой эмболии вследствие перелома. 2 сентября 1736 года шлюп «Якутск» вошел в устье реки Оленёк. 4 сентября Татьяну свезли на берег, и 12 сентября она скончалась. Причина ее смерти не установлена. 

Имя Татьяны Прончищевой увековечено в названии бухты в море Лаптевых и горы на полуострове Таймыр. В честь первой русской полярной путешественницы названы полуостров и полярная станция. 

Именем Василия Прончищева названа часть восточного побережья полуострова Таймыр. Кроме того, озеро, мыс, река и горный кряж в краях, которые исследовал Прончищев, носят его имя. 

В Якутске установлен памятник супругам Прончищевым.

8. Витус Йонассен Беринг

Витус Беринг родился в 1681 году в Дании. Очевидно, в его семье и в школе разговоры о жизни на флоте занимали большое место. Молодой Витус знал о плаваниях датчан в Канаду, Индию и Гренландию. Поэтому появление юноши на военном морском корабле было совершенно естественно. Впервые он вышел в море в 14 лет.

Существует справка, подготовленная в 1764 году морским ведомством, где 1704-й значится годом начала русской службы Беринга в чине подпоручика. В документе написано, что взят он по рекомендации адмирала Корнелиуса Крюйса, вербовавшего в Голландии моряков для службы Петру I. В России Беринга звали Иван Иванович. 

В 1716 году вместе с Петром I Беринг посетил Копенгаген. Русский посол в Дании князь Василий Долгорукий стал крёстным отцом первенца Витуса. 

В 1725 году Беринг был поставлен во главе Первой Камчатской экспедиции. Инструкция Петра предписывала ему «возле земли, которая идет на норд… искать, где оная сошлась с Америкой… и самим побывать на берегу… и, поставя на карту, приезжать сюда». Уже в августе 1728 года экспедиция вышла в Чукотское море. Наличие пролива сочли доказанным. Однако берег Америки не был достигнут. Беринг повернул назад, вопреки совету первого заместителя, Алексея Чирикова, продолжить движение. В своем отчете о походе Беринг указывал на недостаток средств и людей как на главную причину своей неудачи. В этой связи в апреле 1733 года Анна Иоанновна подписала указ об организации 2-й Камчатской экспедиции, известной как Великая Северная. В сентябре был утвержден план исследований. Руководителем экспедиции назначили Витуса Беринга. 

Судя по воспоминаниям членов команды, Беринг был очень активен и деятелен. По ходу движения экспедиции командор организовывал предприятия, работавшие на нужды исследователей. Так, в Якутске он создал железоделательный завод и канатную мастерскую, организовал заготовку смолы. Тем не менее, Беринга часто обвиняли в медлительности и крохоборстве. Сохранились доносы на него в Тайную розыскных дел канцелярию лейтенанта Михаила Плаутина. Руководитель Великой Северной экспедиции обвинялся в пренебрежении к делам и растрате казенных средств, обмене самодельного вина на пушнину и других «нарушениях». 

16 июля 1741 года корабль «Святой Петр» с командой Беринга подошел к берегам Аляски и через 5 дней пустился в обратный путь. В начале ноября 1741 года экспедиция натолкнулась на безымянный остров, где капитан приказал высаживаться. При этом корабль Беринга потерпел крушение, и командор принял решение остаться на зимовку. Теперь этот остров из группы Командорских островов носит имя Беринга. Во время тяжелой зимовки от цинги умерли 20 человек. 8 декабря 1741 года скончался руководитель экспедиции капитан-командор Витус Беринг. Его последние часы прошли в полузасыпанной песком землянке. Именем великого мореплавателя Беринга названы море, пролив, ледник, исчезнувшая суша (Берингия), некогда соединявшая Азию с Северной Америкой, и еще ряд географических объектов. В Петропавловске-Камчатском, Петербурге и других российских городах есть улицы Беринга.

9. Вторая Камчатская экспедиция Беринга в Осе

В 1733 году в жизни Осы произошло событие, оставившее заметный след в памяти жителей. Это недолгое пребывание участников Второй Камчатской экспедиции под руководством капитан-командора Витуса Беринга.

От Петербурга до Твери несколько отрядов экспедиции двигались сушей, а затем водным путем через Казань до Кунгура. Посещение Осы было вызвано необходимостью дождаться санного пути и хорошо подготовиться к зимней дороге. В Осу участники экспедиции прибыли 19 сентября 1733 года на шести судах. Кама тогда не была такой широкой, как теперь. В районе Осы ее ширина сегодня более трех километров – из-за влияния Воткинского водохранилища, построенного в 1960-е годы. Момент прибытия экспедиции запечатлен на картине пермского художника Евгения Широкова. Она находится в краеведческом музее Осы. На высоком левом берегу Камы стояла деревянная крепость, за стенами которой располагался посад. Сегодня рядом с музеем можно увидеть восстановленный фрагмент Осинской крепости. Других построек, которые существовали во время пребывания экспедиции Беринга, не сохранилось. Все строения были деревянными и разрушились не только от времени, но и от пожаров. 

В ожидании зимней дороги Беринг и другие участники Камчатской экспедиции занимались приобретением подвод для грузов, другого снаряжения и провианта. В Осе было изготовлено 200 саней для зимника. Сегодня в Осинском краеведческом музее построена экспозиция, посвященная пребыванию Камчатской экспедиции в Осе. 

В декабре 1733 года в Осе побывал отряд экспедиции, сформированный Петербургской академией наук. Его участники хотели сменить лошадей и ехать дальше. На следующий день один из руководителей академического отряда, натуралист Иоганн Гмелин, выехал в Кунгур. Он писал в своем дневнике, что возложил «присмотр за снаряжением и солдатами на рисовального мастера Люрсениуса». 

Сегодня в исторической части Осы есть много достопримечательностей, интересных гостям. Величественный Троицкий собор из красного кирпича, построенный в начале XX века в новорусском стиле, купеческие особняки, памятники разных лет. Но всё это артефакты других времен и других героев. Пребывание Второй Камчатской экспедиции Беринга в Осе не оставило материальных свидетельств. История города тогда только начиналась. Однако сопричастность к этому выдающемуся факту делает Осу участником большого исторического события. Оно поменяло ход истории и карту мира.

10. Значение Великой Северной экспедиции

В 1743 году по «высочайшему повелению» Сената действия отрядов Великой Северной экспедиции были приостановлены и фактически закончились. Продолжавшаяся 10 лет эпопея блистательно завершила весь цикл возложенных на нее заданий.

Результаты экспедиции поистине неисчислимы. Труды ученых стали началом изучения истории и природы Сибири. Были собраны обширные материалы по географии, геологии, ботанике, зоологии и этнографии севера Сибири и Дальнего Востока. Эти научные данные легли в основу ряда фундаментальных трудов ученых Академии наук. 

В 1754 году Академия наук издала на французском языке карту Сибири. В ней были отражены результаты исследований Великой Северной экспедиции. В 1758 году историограф Герхард Миллер, участник академического отряда, в цельной картине восстановил всю коллективную работу русских землепроходцев-исследователей. Французское издание его работы сделало информацию о российских исследованиях известной в Европе. На обработку результатов экспедиции ушло много лет. И до сих пор есть данные, которые требуют исследования и широкой огласки. Герхард Миллер после возвращения из похода был назначен историографом Российского государства. Второй руководитель академического отряда Иоганн Гмелин по результатам исследований также издал массу трудов. После экспедиции он был принят профессором в Академию наук, в 1747 году вернулся на родину в Германию. 

Вторая Камчатская экспедиция дала направление сотням последующих исследований. Прежде противоречивые и смутные представления о дальних территориях России стали превращаться в научно обоснованные. Экспедиция помогла созданию точных очертаний берегов Северной Азии. Окончательно установлено существование пролива между Азией и Америкой. Были сделаны первые попытки проникнуть в Японию. Обнаружены многие десятки неизвестных до этого островов. Но главное – была открыта и присоединена к России огромная и богатейшая часть северо-запада американского континента – полуостров Аляска с целым рядом Алеутских островов. 

Дело великих мореплавателей Великой Северной экспедиции продолжилось. По их следам к новым землям и промысловым районам устремились русские промышленники. Они занимались не только добычей рыбы и зверя, но и уточняли навигационные карты. 

Первым путешественником, подтвердившим точность исследований экспедиции Витуса Беринга, стал английский мореплаватель Джеймс Кук. Именно он предложил дать имя Беринга проливу между Чукоткой и Аляской. Именем Беринга названы море, остров, где он скончался, мыс, ледник, несколько дальневосточных растений. Во многих городах России есть улицы Беринга. Его имя стало брендом датских часов. Названия кораблей, самолетов, университетов также увековечивают память о капитан-командоре. 

Имена отважных моряков и ученых из разных отрядов экспедиции навсегда нанесены на карту мира. Море Лаптевых, остров Чирикова, мыс Челюскина… Улицы городов и населенные пункты названы в честь многих исследователей тех великих походов. Пути первопроходцев были тяжелы и опасны. Многие не вернулись из походов. Те, кто добрался домой, страдали от болезней, полученных в экспедиции, однако продолжали действовать на благо науки и России. Эти отважные и самоотверженные люди – русские, немцы, шведы – изменили не только карту мира, но и ход истории. Немалая заслуга в этом принадлежит простым жителям городов и сел, лежавших на пути Великой Северной экспедиции.


11. Исследования Кунгурской Ледяной пещеры

Кунгурская Ледяная пещера уже в XVIII веке была широко известна среди русских и западноевропейских ученых и путешественников.

Ее изучение началось в 1703 году, когда выдающийся русский картограф Семен Ремезов составил «Чертеж Кунгурских пещер». Этот план положил начало спелеологическим исследованиям в России. Подлинный ремезовский чертеж не сохранился. Представление о первом плане Кунгурской пещеры дают копии, снятые с него иностранными учеными Страленбергом и Мессершмидтом. 

Швед фон Страленберг был сосланным в Сибирь пленным офицером. В 1721–1722 годах он участвовал в экспедиции известного исследователя Сибири доктора Даниила Готлиба Мессершмидта. Вернувшись в Швецию, Страленберг написал книгу, которая издана в 1730 году в Стокгольме. 

Произведение было переведено на многие языки, благодаря чему Кунгурская пещера стала известна в Западной Европе. В книге шведского ученого были ее план и краткое описание. Такой же план Кунгурской пещеры, как и в книге Страленберга, был приложен к одному из рапортов Мессершмидта, отправленному из Тобольска в Петербург. Но иностранные ученые не указали, откуда они получили чертеж пещеры и кто является его автором. Лишь в 1940 году было доказано, что этот план – копия с несохранившегося «Чертежа Кунгурских пещер», созданного Ремезовым. 

В 1733 году Кунгурскую пещеру посетили члены сухопутного академического отряда Великой Северной экспедиции. Путевой дневник одного из руководителей академического отряда профессора Иоганна Гмелина был издан в 1751–1752 годах в Гёттингене на немецком языке. Однако в книге не было карты подземного лабиринта. План пещеры, составленный художником Беркханом, обнаружен лишь в 1928 году в Центральном государственном архиве древних актов в Москве. Он прилагается к рукописи на латинском языке, представляющей собой копию с описания Гмелина. Также имеется «проспект» – вид на Ледяную гору с входом в пещеру. В описании Гмелин дает краткую характеристику пещеры, указывает, как был составлен ее план, пишет о ледяных образованиях и о проведенных в подземном лабиринте замерах температуры воздуха, ставших первыми в мире температурными измерениями в пещерах. Именно Гмелин впервые отмечает, что Кунгурская пещера «жителями зовется ледяной». 

В одном из томов его дневника сообщается об обстоятельствах посещения Кунгурской пещеры. Оказавшись у подземного лабиринта, ученые не нашли никого, кто сумел бы провести их по пещере. Роль проводника взялся исполнять ямщик, «который уже нередко бывал там». В результате путешественники заблудились. «Мы вошли в пещеру в половину 10 часа до полудня и очень часто плутали, иногда даже ползли на четвереньках… Мы приказали нашему ямщику найти хорошую дорогу назад и затем вернуться за нами. Но он не являлся слишком долго, и хотя мы кричали в полную силу, он не соизволил отозваться, а мы подумали, что тем самым он пошутил над нами. Поэтому мы решили искать обратный путь самостоятельно». 

Проплутав в пещере три часа, ученые благополучно достигли выхода. Выбравшись на поверхность, Гмелин и его спутники с удивлением узнали, что ямщик еще не выходил из опасного лабиринта. Лишь на следующий день незадачливый проводник вернулся в Кунгур и рассказал, что у него потух факел и в темноте ему долго пришлось искать выход на ощупь. 

В опубликованном дневнике Гмелин упоминает о деревянном кресте, установленном в одном из гротов. Местные жители рассказали путешественникам, что «прежде эта пещера была обитаема русскими, которые спасались в ней во время нападения башкир. Говорят, на этот случай был установлен крест, у коего русские молились». Многочисленные кресты в Кунгурской пещере изображены и на плане Семена Ремезова 1703 года. 

Согласно чертежу тобольского картографа в одном из гротов была установлена также икона Святого Николая. В Кунгурском уезде Николай Чудотворец считался защитником русского населения от башкиро-татарских набегов, что косвенно подтверждает предания об использовании подземного лабиринта первыми русскими поселенцами в качестве убежища.

В фондах Кунгурского музея-заповедника хранятся две французских гравюры с планами Кунгурской Ледяной пещеры. Обе – копии с «Чертежа Кунгурских пещер» Ремезова, на обеих изображены подземные реки и водопады. Отсутствие таковых в Кунгурской пещере вызывает сомнение в достоверности первого плана пещеры. Однако следует учесть, что в представлении местного населения многочисленные пещеры в окрестностях Кунгура являются частью единой гигантской подземной системы. В некоторых пещерах Кунгурского района имеются ручьи и небольшие водопады. Масштаб одной из гравюр указывает, что протяженность подземного лабиринта значительно превышает 10 верст. Вероятно, данный план является изображением не только Кунгурской Ледяной пещеры, но и ряда других пещер, являющихся, по мнению его автора, частью связной системы крупных подземных полостей.

12. Общая информация о Второй Камчатской экспедиции

Великая Северная экспедиция – самое большое в истории человечества научно-исследовательское предприятие. Она длилась 10 лет – с 1733 по 1743 год. Экспедицию называют также Сибирско-Тихоокеанской, Сибирской и Второй Камчатской.

В общей сложности в ней участвовали около 3 тысяч человек, объединенных в различные автономные отряды. Экспедиция охватила всю Сибирь от Урала до Тихого океана, арктическое побережье России от устья Северной Двины до устья Анадыря на Чукотке. Важнейшие исследования проводились в прибрежных районах Северного Ледовитого океана и северной части Тихого океана. Предыстория Великой Северной экспедиции началась во времена правления Петра Первого. В эпоху петровских реформ Россия превратилась в одну из сильнейших европейских держав. Произошли преобразования в экономике и науке, в культуре и быту. Изменилась внешняя политика, были созданы новые армия и флот. 22 февраля 1711 года Петр подписал указ об организации нового высшего государственного учреждения – Сената. Ему поручалось ведать финансами, торговлей, заботиться об увеличении доходов. Сенат следил за действиями высших чиновников и учреждений, наблюдал за судопроизводством, разрабатывал новые законы. В 1717 году была образована Адмиралтейств-коллегия – высший орган управления военно-морскими делами.

В 1721 году завершилась 21-летняя Северная война. Россия получила выход в Балтийское море. Петр I по прошению сенаторов принял титул Императора – не просто почетный, но свидетельствующий о новой роли России в международных делах. В это же время началось активное освоение Россией Дальнего Востока. В январе 1725 года Петр I отдал указ о подготовке экспедиции на Тихий океан для обнаружения пролива между Азией и Северной Америкой. По рекомендации Адмиралтейств-коллегии экспедицию возглавил Витус Беринг. Экспедиция вышла в пролив, но не смогла описать его, так как не достигла берегов Аляски. 

Вернувшись в 1730 году из Первой Камчатской экспедиции, капитан-командор Беринг предложил Адмиралтейству и Сенату дальнейшие планы исследования северо-восточного побережья Камчатки. Туда же входила разведка морского пути к Японским островам и к американскому континенту. Проект Беринга горячо поддержали обер-секретарь Сената Иван Кириллович Кирилов и президент Адмиралтейств-коллегии Николай Федорович Головин. По их инициативе проект был расширен и переработан. Кроме морских походов к Японии и Америке, была поставлена задача: исследовать северные территории России от Печоры до Чукотки и составить их географическое, геологическое, ботаническое, зоологическое и этнографическое описание.

17 апреля 1733 года императрица Анна Иоанновна подписала указ об организации Второй Камчатской экспедиции. Возглавить ее поручили Берингу. Расходы на предприятие составляли по тем временам огромную сумму – свыше 360 тысяч рублей. На экспедицию возлагали большие надежды. Ее обширные задачи возложили на несколько отрядов, которые выходили в разное время. В путь отправлялись географы, историки, натуралисты, врачи, военные. Отряд Витуса Беринга и Алексея Чирикова должен был пересечь Сибирь и от Камчатки направиться к Северной Америке для исследования ее побережья. А также подтвердить существование пролива между Азией и Америкой. Мартыну Шпанбергу поручалось завершить картографирование Курильских островов и найти морской путь к Японии. Одновременно несколько отрядов должны были нанести на карты северное и северо-восточное побережье России от Печоры до Чукотки. В Архангельске, Тобольске, Якутске и Охотске для экспедиции построили несколько специальных судов.

Пути Второй Камчатской экспедиции пролегали и через Урал. В Пермской губернии ее участники были в Осе, Кунгуре и Соликамске. В этот список входят Каменск-Уральский и Екатеринбург – в то время они тоже были в составе губернии. Великая Северная экспедиция стала примером подвига русских офицеров, моряков и ученых. Часть заслуг принадлежит и жителям городов Урала, ведь они оказывали активную помощь и содействие в осуществлении одной из самых великих географических экспедиций. В Соликамске, например, заводчик и ботаник Григорий Демидов сохранил сибирские растения, добытые в экспедиции. Простые жители Кунгура делились с учеными информацией о Ледяной пещере и были проводниками. В Осе экспедиция была почти два осенних месяца, заготавливала провиант и фураж, было изготовлено 200 саней для движения по зимней дороге. А рабочие Каменского завода отливали для экспедиции пушки.

13. Пушки для Второй Камчатской экспедиции

В 1733 году Сенат через Берг-коллегию предписал Вилиму Ивановичу Геннину, начальнику горных заводов Урала, обеспечить экспедицию Витуса Беринга пушками, ядрами, якорями и другим оснащением.

Якоря и прочие железные припасы делали на Екатеринбургском заводе, а пушки и снаряды – на Каменском. Его построили в 1701 году по указу Петра I. 

Каменский был самым первым металлургическим и военным заводом на Урале. Генерал-лейтенант и горный инженер Георг Вильгельм де Геннин на пушках повелел сделать клеймо: «Каменской завод 1733». 2 февраля 1734 года пушки для экспедиции забрал капитан Петр Шарыгин и на 49 подводах повез в Тобольск: 21 трехфунтовую пушку «длиною 20 калибров», 48 пушек двухфунтовых «длиною 16 калибров». Были еще 3 двухфунтовые пушки, отлитые в 1724 году, весом каждая 17 пудов 15 фунтов. К ним прилагалось в общей сложности 2880 ядер и 130 пудов дроби. Общий вес груза был 1230 пудов. В пересчете – больше 20 тонн. На 3-фунтовых пушках стояло клеймо «Каменско завод 1733» (буква Й отсутствовала по ошибке резчика). На 2-фунтовых 1724 года выпуска было клеймо из латинских букв «SIBIR KB 1724» – это означало «Сибирское Каменское предприятие». Красоту и простоту каменских пушек сложно спутать с орудиями других заводов, зачастую не ставивших своих клейм. 

Во Второй Камчатской экспедиции каменскими пушками были оснащены пакетботы «Святой апостол Петр» и «Святой апостол Павел». 4 июня 1741 года они отправились в свое историческое плавание под командованием Витуса Беринга и Алексея Чирикова. 

Сейчас пушки, бывшие в экспедиции, находятся в музеях. Две – во Владивостоке, три – в музее Петропавловска-Камчатского, 7 пушек – в селе Никольское и еще две – в датском городе Хорсенс. 

В краеведческом музее Каменск-Уральского хранятся два орудийных ствола 1733 года выпуска. Внешний вид одной из пушек претерпел изменения: оторваны вертлюги и добавилась надпись «1898 г. креп. Кич. м. с. с. А. Боров». Это означает, что, будучи в Кичигинской крепости, она подверглась инвентаризации и получила об этом отметку. А потом была отправлена на Каменский завод. Вторая пушка вся покрыта ржавчиной – она 250 лет пролежала в сырой земле на заводской территории. Эти пушки – славные реликвии эпохи великих географических открытий и дань памяти нашим уральским мастерам.

14. Соликамск – российская солонка

Нашим современникам трудно представить, зачем, отправляясь на Дальний Восток, нужно заезжать в Соликамск, расположенный на 200 километров севернее Перми. Крюк немалый для такого путешествия. Однако участники Первой и Второй Камчатских экспедиций под руководством Витуса Беринга побывали в этом старинном северном городе.

Все дороги через Уральские горы в разные годы проходили по современной территории Пермского края. До конца XVI века путь шел через Чердынь. Он был длинным, через труднодоступную местность. Древняя дорога перестала устраивать царскую власть после присоединения Сибири к Московскому государству – возрос поток грузов и людей. По указу Федора Иоанновича новый короткий путь нашел соликамский житель Артемий Бабинов. Из обжитой территории Верхнего Прикамья по нему попадали в Сибирь. Так по Главной Сибирской дороге прибыли в Соликамск в 1725 году участники Первой Камчатской экспедиции. Они добрались по зимнему санному пути через Великий Устюг, Кайгородок и Юксеево. В Соликамске необходимо было пополнить запасы. Город знала вся страна как крупнейший центр добычи поваренной соли. Соликамск в первой половине XVIII века производил впечатление даже на столичного жителя. Берег реки Усолки был уставлен деревянными башнями варниц, где из соляных рассолов выпаривали соль-пермянку. Участники экспедиции не могли не восхититься великолепным храмовым ансамблем на холме. Богатые соликамцы приглашали для украшения города лучших московских зодчих. 

Недаром сложилась поговорка: «Соликамск городок – Москвы уголок». Не только главные храмы, но и приходские церкви возведены из камня и покрыты затейливой каменной резьбой, узор которой не повторяется. На берегу реки Усолки стоит каменная приказная изба – Дом воеводы. Это редкий памятник гражданского зодчества конца XVII века. Воеводство в соляной столице было открыто в 1613 году, а в 1636 году Соликамск стал главным городом всей пермской земли. Участники экспедиции могли встретиться с главой городового магистрата, который находился в палатах соборной колокольни. 

Известно, что участники Второй Камчатской экспедиции посещали ботанический сад Григория Демидова, находившийся в селе Красном. Сегодня на месте села стоит высокая колокольня церкви Иоанна Предтечи. Она построена в месте впадения реки Усолки в Каму. Ученые Иоганн Гмелин, Герард Миллер и Георг Стеллер не просто осматривали ботанический сад, но и давали полезные советы по его устройству. Общение со Стеллером побудило Демидова вступить в переписку с известным шведским натуралистом Карлом Линнеем. Это общение было полезно им обоим. 

Так открытие и обустройство в конце XVI века Великой Сибирской дороги Артемием Бабиновым включило Соликамск в ряд больших и малых российских городов и селений на пути экспедиции.

15. Участники Второй Камчатской экспедиции в Соликамске

С 1430 года и по настоящее время Соликамск живет за счет соли. Сначала это была поваренная соль, а с 1925 года – калийная и магниевая.

В 1597 году посадский человек Артемий Бабинов построил через Соликамск дорогу, которая почти на два столетия сделала город воротами в Сибирь. До открытия более короткого и прямого пути через Кунгур в 1783 году Бабиновская дорога была единственной соединявшей европейскую часть России с Азией. В 1712 году, после установки верстовых столбов, она получила статус главной в Российском государстве – Бабиновская дорога стала столбовой. В XVIII веке по этому пути через город несколько раз проходили научные экспедиции. 

В декабре 1742 года по Бабиновской дороге возвращались из Сибири участники Второй Камчатской экспедиции – профессора Иоганн Гмелин и Герард Миллер. Они провели в Соликамске две недели. В 1751 году в Гёттингене была издана книга Гмелина «Путешествие в Сибирь». В 2012-м впервые переведены ее фрагменты, в числе которых – описание Соликамска и детальный анализ солеварения в Соликамске по состоянию на декабрь 1742 года. 

В описании города Гмелин отмечает: «Город Соликамск привлекателен, он имеет в себе и в окрестностях много своеобразного и заслуживает внимания, поэтому мы решили здесь на некоторые время задержаться». Вначале ученый пишет о городе: «Он был возведен на обоих берегах реки Усолка и насчитывает приблизительно 600 жилых домов, многие из них очень удобны. К общественным зданиям относятся два каменных храма, один летний Свято­Троицкий, другой Николая Чудотворца. Недалеко находятся таможня и дом воеводы, оба здания из дерева, тюрьма и 8 трактиров». 

Текст Гмелина очень подробный – он описал каждую улицу, привел название каждой церкви на ней и количество всех заведений. Вот пример: «По правому берегу Усолки проходит улица Московская. На ней находятся 4 трактира, одна баня, 44 солеварни, из которых 14 принадлежат господину Демидову, 11 – Турчанинову, 8 – Суровцеву, 2 – монастырю, 8 – Ростовщикову, но не все находят применение». 

Заметки дотошного профессора включают жалобу на то, как трудно было добыть мясо в рождественский пост. Гмелин рассказывает, что удалось найти «настоящего предприимчивого немца, который сам бывал в такой беде; он организовал свою жизнь так, что у него во время поста всегда есть мясо. Он прислал нам, своим братьям-мясоедам, немного из своих запасов». 

История, записанная Гмелиным, включает знакомство с предпринимателями Григорием Демидовым и Алексеем Турчаниновым. 

Но самую большую часть составляет подробнейшее описание 48 солеварен. Изложены технические характеристики и принципы работы каждой, вплоть до расписания и зарплаты работников. Автор при этом сетует, что сведения его неполные из-за того, что солеварни принадлежат частным лицам, «у которых при подобных провер¬ках возникают удивление и различные мысли о том, какие цели эти ис¬следования имеют. Интерес этих людей направлен только на понятие собственной выгоды, и никто из них не может себе представить, что можно заниматься исследованиями только исходя из интереса изучения природы». 

Всего через полгода, в июле 1743-го, в Соликамске произойдет большой пожар, который во многом изменит городской пейзаж. Сгоревшими окажутся более 600 домов, торговые ряды и мост через Усолку. Поэтому переведенные путевые заметки Иоганна Гмелина – уникальный документ, сохранивший сведения об утраченном в Соликамске.

16. Экспедиция Беринга в Кунгуре

Через Кунгур прошли маршруты многих экспедиций. Этот город лежал и на пути следования Второй Камчатской, или Великой Северной, экспедиции – крупнейшего научного предприятия первой половины XVIII века.

Восемнадцатый век занимает особое место в истории российской науки. Это период великих русских географических открытий и естественнонаучных экспедиций, положивших начало познанию природных богатств нашей страны. Их участники занимались составлением географических карт. Кроме того, они собирали разнообразные сведения о природе, хозяйстве различных регионов России, о быте местного населения.  

Руководство Второй Камчатской экспедицией осуществляли Сенат и Академия наук. Основную часть похода возглавлял капитан-командор Витус Беринг. Его команда побывала в Кунгуре в ноябре 1733 года. Город стал важным транзитным пунктом на пути экспедиции Беринга в Тобольск. В Кунгуре первооткрыватели целую неделю ожидали, когда установится зимняя дорога, чтобы дальше отправиться через Урал и Сибирь на Камчатку. 

Одним из структурных подразделений Великой Северной экспедиции был сухопутный Академический отряд. Его руководители – натуралист Иоганн Георг Гмелин, историк Герард Фридрих Миллер и астроном Людовик Делиль де ла-Кройер – имели звание профессоров. В отряд входили также пять студентов, четыре геодезиста, переводчик, живописец, рисовальный мастер и двенадцать конвойных солдат с капралом и барабанщиком. 

Академический отряд выступил из Петербурга в начале августа 1733 года. Местом его встречи с основным отрядом был назначен Тобольск. Маршрут до далекого сибирского города пролегал через Тверь, Казань, Сарапул, Осу, Екатеринбург почти без остановки. Исключение сделали лишь для Кунгура. 

В городе, расположенном на берегу Сылвы, члены Академического отряда запланировали остановку на 2 дня для осмотра знаменитой пещеры, «кою описывает Страленберг, и которую имеют привычку осматривать все любопытные путешественники». Для этого профессора Гмелин и Миллер в сопровождении художника Беркхана, нескольких студентов и солдат раньше, чем другие члены отряда, оказались в Кунгуре. 22 декабря 1733 года, в полдень, ученые прибыли в город, а вечером 24 декабря отбыли в Екатеринбург. 

15 мая 1734 года из Тобольска в Сенат были отправлены «обсервации профессора Гмелина до натуральной истории касающиеся, в которых находится описание Кунгурской пещеры…».

Расскажи друзьям:

Интерактивная карта Онлайн консультант Наверх